30 марта - 6 апреля 2008 года


Даже не могу объяснить, почему мне так хотелось попасть в Стамбул. Шашлык-машлык, базар-вокзал, караван-сарай. Жарко и грязно, приставучие турки норовят всучить самоварное золото, бродячие собаки, мусор на улицах и ишаки. Так думают девять человек из десяти - из тех десяти, кто никогда в Стамбуле не был. А меня вот как-то тянуло. Настолько тянуло, что я прочитала Орхана Памука, Теофиля Готье, Марка Твена и еще какого-то азербайджанского журналиста, чье имя немедленно вылетело у меня из головы. Марку Твену в Стамбуле не понравилось - но он был американцем и это многое объясняет. Орхан Памук в своей толстенной книге "Стамбул, город воспоминаний" преимущественно печалится об утрате былого величия столицы огромной империи. Циник Готье описывает Стамбул очень образно, как художник, рисует словами пейзажи, интерьеры и жанровые сценки. А журналист просто вылил на мою голову поток сознания, повторяя на каждой странице по нескольку раз слово "Босфор".
Вооружившись чужими впечатлениями, я купила еще парочку путеводителей, попыталась выучить их наизусть, прихватила с собой подругу - и мечта стала явью!

Первое впечатление оказалось несколько затемненным - так как окно нашей комнаты выходило точнехонько на заднюю стену соседнего дома. Нас это не сильно напрягло, поскольку в гостинице мы собирались только ночевать, скорее, слегка позабавило. Но стоило сделать еще шаг и высунуть голову в окно, как обнаружилось дивное дерево с оранжевыми апельсинами.
Очень скоро выяснилось, что в Стамбуле всё так: думаешь, что перед тобой стена, а на следующем шаге обнаруживаешь апельсиновое дерево. И наоборот, думаешь, что двигаешься к райскому саду, а упираешься лбом в каменную стену.

Гулять по Стамбулу и не заблудиться - невозможно! Заблуждение (заблуждание? заблуживание?) входит в обязательную программу и избежать его можно, только если ходить по прямым широким улицам, которых там раз-два и обчелся. А любая попытка срезать угол приравнивается к двухчасовому блужданию вверх-вниз по узким извилистым переулкам. Теоретически там есть высокие здания, на которые можно кое-где ориентироваться, но застройка плотная, за домами этих опорных точек не видно, таблички с названиями улиц встречаются далеко не на каждом углу. Еще я умею определять стороны света по мху и по муравейникам, но ни мха, ни муравейников я на улицах не видела, а солнце было спрятано за облаками. Даже находясь в двух шагах от набережной, можно не видеть и не ощущать близость моря: морского запаха нет, чайки летают над всем городом, а не только над набережной, плеска волн не слышно - а потом делаешь еше пару шагов, заглядываешь в просвет между домами, и мгновенно из центра города переносишься на морской берег. Чудо чудное, диво дивное! Воистину, Стамбул - город контрастов.

Раньше я думала, что по шумному восточному городу бродят стаи пыльных ободранных бродячих собак. Ни фига! Стамбул оказался городом кошек. Кошки там везде: на клумбах, в мечетях, на кладбищах. Кошки ходят по улицам, дрыхнут на машинах, греются, сидя на заборах...Есть мечетные кошки, есть кладбищенские, есть клумбовые... Кошки чувствуют себя совершенно по-хозяйски, не обращают никакого внимания ни на людей, ни на собак, и всем своим видом показывают, что это ты оказался здесь случайно.
Кстати, обратите внимание на способ парковки автомобилей!

Мечети производят совершенно неизгладимое впечатление. Снаружи это огромная серая гора с ракетами минаретов, а внутри - полное воздуха, света и красоты пространство, устланное, между прочим, коврами. На фотографиях Голубая мечеть снаружи и внутри. А Голубой ее называют из-за изразцов, которыми она облицована.
Люди в мечети все с пакетиками, их выдают на входе - для обуви.

Мечетей в Стамбуле много, в каждом районе своя районная мечеть.
Еще там есть православные церкви и чудный католический собор.
Католический собор выглядит как кусочек Венеции или Флоренции,
но от остальных, виденных мной, его отличают голубые окошечки
под крышей - турки такими окошечками украшают минареты :)
А про одну из византийских церквей в путеводителе написано,
что от остальных она отличается еще и тем, что никогда не была мечетью!
Представляете - это характерная особенность одной церкви!

Одно из удивительных стамбульских мест - цистерна. Входишь в маленькую будочку, спускаешься вних по крутой лестнице и попадаешь в подземное водяное царство. Куда-то в темноту уходят колонны, стоящие по колено в воде, с потолка капает, под мостками плещутся рыбы. Пахнет сыростью и какой-то величественной древностью. Это и есть цистерна, здесь хранился запас воды.
Все колонны обыкновенные, а три особых: две на перевернутах головах Медузы Горгоны, а одна узорчатая. Открыли это подземное хранилище в позапрошлом веке, а в прошлом почистили, вытащили какое-то неимоверное количество тонн грязи и разрешили ходить и смотреть. Всего в Стамбуле отыскали сорок цистерн, или около того.
А когда поднимаешься по лестнице вверх и выходишь из будочки, то оказываешься на другой улице...На память периодически приходят то Стругацкие с их НИИЧАВО, то ГарриПоттеровский Хогвартс, где лестницы в спальню меняли направление и путь каждый раз надо было отыскивать заново.

Вот еще одна картиночка, иллюстрирующая идею о том,
что в Стамбуле надо не просто ходить и смотреть - надо
ходить и смотреть с вывертом. Обыкновенный дом, часть -
облупившаяся, в лесах, другая часть подмазана свежей
красочкой. А потом поднимаешь голову,
выворачиваешь её под нужным углом и видишь
изумительную лестницу.

Моим любимым местом оказалась набережная Эминёню и Галатский мост, ведущий к Галатской же башне. Башню построили, вроде, генуэзцы, и была она и пожарной каланчой и сторожевой башней и еще чем-то.
Залив Золотой Рог пересекают несколько мостов, самый лучший из них - Галатский, он ведет как раз к Галатской башне. На мосту стоят рыбаки и ловят рыбку. Идешь утром - в ведерочках плещется парочка рыбок, идешь вечером - ведерки, ведра и тазы полны рыбы и креветок. Если я правильно понимаю, выловленная рыба сразу поступает в кафешки, расположенные на нижнем уровне моста, там из нее делают Балык Экмек, фишеброд, по-нашему. Рыбные половинки, обжаренные на решетке, засовывают в хлеб и посыпают салатом или луком или помидорами - и все это такое свежее и такое вкусное, что хочется есть эту еду на завтрак, на обед и на ужин.
На фотографиях видно, что на леску привязано сразу несколько крючков - может, десяток, может, полтора, поэтому вверх на удочке поднимается целая гирлянда рыб. В данном случае это хамса (по-турецки хамсы, по-русски хамса, по-европейски анчоусы). Посмотрите на левый край фотографии: на мосту голубой щит с изображением рыбьих стай - это определитель, там нарисованы те рыбы, которых можно поймать, стоя на этом самом месте, и их названия! При этом под мостом проходят суда, почему они не цепляют лески, я не знаю.
Ниже - мы с Ириной сидим на нижнем ярусе моста, смотрим на спускающиеся сверху удочки с рыбками и пьем Бардак Чай. Если попросить просто чай, то принесут чай в чашке, а если попросить бардак, то принесут чай в стаканчике.
Еще ниже - вид на город с Галатской башни.

А с красных тележечек торгуют вареной и печеной кукурузой и жареными каштанами. Вообще, с уличной едой в Стамбуле все хорошо. На каждом углу продается Дёнер-Кебаб - это то, что в Москве называют шаурмой, а в Ленинграде шавермой, - только гораздо вкуснее. На набережных продают мидий, выжимая на них лимончик. Из огромных аквариумов торгуют хлебом в виде булок, бубликов и батонов.У особо продвинутых торговцев к хлебу прилагаются вода, сливочное масло и джем. Здесь, в Москве, к турецкому хлебу не слишком хорошее отношение - считается, что он быстро черствеет. Стамбульских турков этот вопрос совершенно не волнует, потому что там турецкий хлеб всегда свежий, черствым он просто не бывает!Хот-доги продаются под смешным названием Сосислы Сэндвич. Хотя хот-дог это тоже смешное слово. Из огромных банок достают маринованные огурцы, помидоры, перец и что-то еще такое же овощное - и раскладывают по пластиковым стаканчикам. То, что в Москве называется крошкой-картошкой, в Стамбуле называют Кумпир, и размеры он/она/оно имеет устрашающие - и сама картофелина, и то, что ее наполняет. Еще я пробовала уличную еду со странным названием Кокореч - а на самом деле это жареные потроха с огромным количеством перца, засунутые в горячую булку. От такой еды прогреваешься мгновенно и насквозь и потом очень долго ходишь сытым и теплым. А еще в холодную погоду пьют напиток Салеп - что-то вроде киселя из корня орхидеи, посыпанного корицей. А еще долма/сарма, плов/пилав, шашлык/шиш-кебаб... Лепешки Гёзлеме с разными начинками. Рисовый пудинг. Ашуре - еда, которую приготовили в Ноевом ковчеге, когда припасы стали подходить к концу. Помели по амбарам, поскребли по сусекам и сварили кисель из сухофруктов, орехов, бобов и зерен. (Кстати, топор, которым строили Ноев ковчег, закопан под колонной, которая стоит просто на улице. Колонна стянута железными обручами и стоит в лесах - а под ней топор. А мимо ходит трамвай.) На каждом углу выжимают апельсиновый и грейпфрутовый сок, а через угол еще и морковный, клубничный, яблочный и черт-знает-какой-еще... Скажу честно, до морковного сока у меня дело так и не дошло - потому что я везде пила гранатовый сок. Это так вкусно - сок, выжатый из живого граната! Он совершенно рубинового цвета, в нем плавают какие-то ошметки, и он не идет ни в какое сравнение с тем, что на пытаются всучить под видом гранатового сока в пакетах и бутылках. В-общем, уличная турецкая еда - это отдельное развлечение, которым грех не развлечься, и как у нас еще хватало сил на кафе и рестораны - загадка. Нам было трудно, но мы старались!

Продолжение
back